Работодатель может потребовать со своего сотрудника возмещение того ущерба, который он нанес — но делать это нужно правильно. Как доказать ущерб, когда его размер можно уменьшить, а когда — нет? В какой суд, а главное — в какой срок нужно обращаться пострадавшему работодателю? Ответ на эти вопросы дал Верховный суд в своем тематическом обзоре.

1. В какой срок можно взыскать ущерб с работника?
Статья 392 Трудового кодекса дает работодателю один год на то, чтобы обратиться в суд с иском к работнику о взыскании ущерба. Этот срок исчисляется со дня, когда работодатель обнаружил ущерб.

Так произошло в деле Ивана Иванова*, который 30 июля 2015 года устроил ДТП на служебной машине. В феврале 2016 года компания оплатила ремонт автомобилей, а в суд обратилась только в октябре того же года. Суды указали, что срок исковой давности исчисляется с 30 июля 2015 года и отказали организации в иске.

2. Кому подсудны дела о взыскании с работника?
Дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, не относятся к подсудности мирового судьи. Даже несмотря на тот факт, что сумма имущественного спора меньше 50 000 руб., что по общим положениям ГК относит дело к подсудности мирового судьи. Это индивидуальные трудовые споры, которые не подсудны мировому судье в любом случае, напомнила высшая инстанция.

Иск о взыскании ущерба с работника можно подать по месту его жительства. В трудовой договор нельзя включить положение о том, что такие споры рассматриваются по месту нахождения работодателя — иное снижало бы уровень гарантий работников.

3. Какое значение имеет приговор?
Какое значение имеют обстоятельства причинения ущерба работодателю, установленные приговором суда? Существенное значение — именно эти обстоятельства могут помочь разрешить спор о правомерности возложения обязанности по возмещению ущерба на других работников.

Так произошло в деле троих сотрудников одного из банков, которые, как считал работодатель, похитили 13 млн руб. Организация подала иск о возмещении ущерба к Ульяне Беловой* и Сабине Сергеевой* и выиграла дело. Позднее, когда суд вынес приговор руководительнице допотделения банка, где работали Белова и Сергеева, последние попросили о пересмотре дела. Суд, который вынес приговор, пришел к выводу, что начальница ввела Белову и Сергееву в заблуждение. Коллегия ВС по гражданским делам согласилась с тем, что при таких обстоятельствах дело нужно пересмотреть.

4. Поможет ли работнику непреодолимая сила?
В случае возникновения ущерба у работодателя вследствие непреодолимой силы материальная ответственность работника исключается.

Гор Шахбатян* был командиром судна, которое во время движения по реке Лена сел на мель. Общая стоимость выполненных работ по спасению судна и членов экипажа составила 4,2 млн руб., которые работодатель решил взыскать с мужчины. Комиссия пришла к выводу о двух основных причинах произошедшего: ошибка Шахбатяна и непредсказуемый характер ледохода на реке. Суды удовлетворили иск, но их поправил ВС, который указал, что ответственность работника не наступает, если ущерб причинен из-за обстоятельств непреодолимой силы. Кроме того, в этом же деле гражданская коллегия напомнила: если договор о полной материальной ответственности работника был заключен неправильно, то и взыскать с работника ущерб больше, чем его месячный заработок, нельзя.

5. Как правильно доказать ущерб?
Еще до того, как подать иск к работнику, работодатель обязан провести проверку, истребовать у подчиненного письменные объяснения — для того, чтобы установить размер и причины ущерба. Именно на работодателя возложено бремя доказывания того, что порядок привлечения работника к материальной ответственности соблюден.

Например, в деле Чулпан Дмитриевой* работодатель проверил деятельность отделения, материальную ответственность за которую несла женщина, но не ознакомил ее с результатами проверки. Кроме того, от нее также не потребовали письменных объяснений. Суды нижестоящих инстанций решили: раз Дмитриева уволилась еще до этих мероприятий, то эти действия можно не совершать. Их поправил ВС: объяснения работника необходимы для разрешения вопроса о привлечении его к материальной ответственности.

6. Кто заплатит за обучение?
В деле Захара Бутылева* суды отказались взыскать с него затраты на обучение, которые понес работодатель — они указали, что такое положение снижает уровень гарантий работника по сравнению с установленными трудовым законодательством. Дело дошло до ВС, который раскритиковал эту позицию и уточнил: работодатель вправе требовать от сотрудника оплаты стоимости обучения, если тот уволился раньше предусмотренного соглашением срока, такой договор не противоречит нормам ТК.

В другом пункте обзор ВС указывает, что даже в таком случае нельзя взыскать с работника «командировочные», если обучение происходило в другом городе или стране.

7. Когда размер ущерба может быть уменьшен — а когда нет?
Инициатива о снижении размера ущерба может исходить не только от самого работника, но и от судьи, который рассматривает дело. При этом есть случаи, когда размер ущерба снизить нельзя — например, если он был причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Константин Константинов* работал мастером на лесосеках. Он дал своим подчиненным распоряжение вырубить лес, который нельзя было рубить. Суд вынес ему приговор по ч. 3 ст. 260 Уголовного кодекса — «Незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере». Работодатель успешно взыскал с Константинова убытки — мужчине не удалось добиться снижения размер ущерба. Не помогла даже ссылка на тяжелое материальное положение семьи в связи с болезнью супруги: апелляция решила, что преступление носит повышенную общественную опасность, а потому снижать ущерб нельзя. Кроме того, по мнению второй инстанции, рассмотрение вопроса о снижении ущерба — это право, а не обязанность суда.

Гражданская коллегия Верховного суда поправила апелляцию: при рассмотрении таких дел суд не вправе действовать произвольно и должен учитывать все обстоятельства, касающиеся имущественного и семейного положения работника. Кроме того, ВС раскритиковал вывод о невозможности снижения ущерба — суды не проверили, совершил ли Константинов преступление из корыстных побуждений, хотя должны были. При таких обстоятельствах высшая инстанция направила дело на пересмотр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с Политикой конфиденциальности и подтверждаю согласие на обработку персональных данных.