Крупному производителю макарон и муки АО «Макфа» не удалось оспорить доначисление 143,6 млн руб. налогов, пеней и штрафов и доказать обоснованность займов, которые компания получала от акционеров. Внутригрупповые займы и займы аффилированных лиц – это «тонкий лед»: нужно просчитывать все риски и отказываться от плана, если они слишком велики, говорят юристы. Они рассказали, чему может научить дело «Макфы» и как не повторить ее ошибок.
Внутригрупповые займы и займы от аффилированных лиц – зона особого риска в налоговых проверках, говорит старший консультант налоговой практики. В частности, инспекторов может интересовать экономическая обоснованность займов и процентных расходов, как в деле крупного производителя макарон и муки «Макфа» (основатель – Михаил Юревич). Компания не смогла в трех инстанциях оспорить доначисление 143,6 млн руб. налогов, штрафов и пеней, которые ФНС выставила после проверки займов от акционеров Валерия и Натальи Юревичей. В 2004–2010 годах они выдали компании более 1 млрд руб. под проценты, которые в разные годы составляли от 6 до 12,8% годовых. «Макфа» сразу перечисляла полученные средства на депозиты под 6,5–9,5% годовых или финансировала аффилированные компании практически бесплатно – под 0,01–3% годовых.Это и стало поводом для налоговиков «выкинуть» проценты по займам из расчета базы по налогу на прибыль. Они указали, что «Макфа» использовала деньги от Юревичей не для того, чтобы получить доход, а чтобы передать их дальше в заём с маленьким процентом. В частности, они приняли во внимание и то, что компания мало платила по займам, а кое-где вообще не было доказательств, что они перечислялись. В итоге ФНС доначислила 143,6 млн руб. налогов, пеней и штрафов, а компания отправилась обжаловать их в суде. В процессе «Макфа» трижды просила отложить взыскание доначислений, указывая, что это для нее большая сумма. Но суд возразил, что это незначительные для предприятия деньги, и все три раза отклонил ходатайства.В основном разбирательстве компания тоже потерпела поражение. Три инстанции напомнили, что устанавливать деловую цель нужно с учетом намерений «получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности» (п. 9 постановления ВАС № 53). «Макфа» не использовала займы в предпринимательской деятельности и не получила от них доход – ничего из этого налогоплательщик не доказал, отметили суды. Вся схема нужна была для того, чтобы уменьшить налог на прибыль, решили они. «Макфа» защищалась тем, что факт взаимосвязи сторон сделки не повлиял на договоры, и тем, что налоговое законодательство не содержит понятия целесообразности и эффективности. В то же время экономический эффект от привлечения денег был, однако суды оставили это без внимания, жаловался налогоплательщик. АС УО (председательствующий Евгений Черкезов) отверг эти доводы, потому что компания старалась опровергнуть каждое доказательство в отдельности, тогда как суды оценили их совокупность.

«Букет подозрительных факторов»

В деле частично не было документов, которые подтверждали бы реальность сделок, а их стороны были аффилированы. Но самое главное– отсутствие деловой цели, о чем стороны знали на день заключения сделок. Суд пришел к выводу, что компания изначально не планировала получать доход от спорных сделок, а значит, расходы не относятся к предпринимательской деятельности и их не надо учитывать.

В деле был целый букет подозрительных факторов. Например, не доказано, зачем нужно было привлекать средства, и непонятно, зачем выдавать займы именно через головную организацию, хотя бенефициары могли финансировать новые проекты «напрямую». Проценты платились немного и нерегулярно, при этом капитализировались в «тело долга».

Это позволяет заподозрить налогоплательщика в том, что истинной целью схемы было вернуть «конвертированный долг» по займу вместо выплаты дивидендов. По крайней мере, из судебных актов не видно доказательств иной разумной деловой цели.

Хотя налоговики могут предъявить претензии, это не значит, что налогоплательщикам ни в коем случае нельзя выдавать займы взаимозависимым лицам (в частности, учредителям), надо просто предупредить риски. Заёмные средства необходимо целиком использовать в предпринимательских целях.

Предоставление займа поставщику можно объяснить существенной долей данного поставщика в общем объеме продаж налогоплательщика, когда нужно поддержать эту долю регулярных поставок.

Также надо быть готовым представить доказательства реальности спорной сделки (в том числе подтвердить перечисление сумм в оплату займа и процентов).

При определении процентов рекомендуем ориентироваться на проценты по банковским кредитам – то есть рыночные. В деле «Макфы» претензии налоговиков вызвали разные проценты по выданным и полученным займам. Кроме этого, советуем оценивать целесообразность выдачи займов, рассчитывать размер контролируемой задолженности на предмет её превышения над суммой активов организации и хранить первичные документы, которые подтверждают реальность и обоснованность заключения договора. Как указали суды в деле «Макфы», документы надо хранить в течение всего периода обслуживания займов (там они возникли более 10 лет назад), а не в течение пяти лет, как предписывает Налоговый кодекс и закон «О бухгалтерском учете».

Советуем «однозначно избегать ситуаций», когда займы выданы внутри группы компаний и «не очень похожи» на те, что могли бы выдать третьи лица: они лишь генерируют процентные расходы без реальных выплат долгие годы, заимодавец не требует вернуть долг, а у заёмщика нет объективной потребности привлекать эти деньги. Если риски слишком велики, нужно отказаться от схемы займа в пользу другого плана.

Источник https://pravo.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с Политикой конфиденциальности и подтверждаю согласие на обработку персональных данных.